Соловьёв ТВ

Schroers: на одной полке с ЕС — и то правда

Мне доставляет удовольствие делать бесплатные и эталонные по качеству (по пользе для конечного потребителя) репортажи, выкладывая их для плагиата журналюг на столь же бесплатную страницу в то время, как у ближнего зимой снега не допросишься, и в той обстановке, когда вы можете безнаказанно ронять на улице только одну дырявую перчатку, поскольку две дырявых вам прохожие уже не вернут назад. Репортажи о рэках за этак «четверть лимона деревянных» (и за соединительную скобу к ним за 10 кусков) в этих обстоятельствах приобретают особую пикантность — не пир во время чумы, не дурдом, вообще не что-либо описуемое языком, а нечто за гранью самых дальних граней добра и зла. Некоторые такие «изделия» можно «купить», скажем, когда в твою дверь действительно ломится наряд НКВД по борьбе с «хищениями социалистической собственности в особо крупных…» Мол, так не доставайся же ты никому. И вместе с тем, презентация стоек, тумб и аппаратурной мебели Schnepel / Schroers & Schroers вовсе не бессмысленна.

Начнем с такого знакового момента для аудиофила как стеклянная полка. Если вы думали, что перебрали их всех и уверены, что стекло отражает звук — тем и хорошо… то ага, вот и нет. Как насчет стекла, мертвого на простук словно безэховая камера или черная межгалактическая дыра? Стекло, в недрах которого исчезает окаянный «пространственно-временной континуум». Вы в состоянии представить себе звучание вашей техники на ТАКОЙ полке да в политкорректном рэке?

Не орг, а нормальное закаленное стекло в исполнении достаточно известной немецкой Schroers & Schroers (аудиофильское ответвление популистской Schnepel) для этих целей по собственной технологии прокладывают «тоже стеклом» иного резонанса, и «триплекс» толщиной 2 см готов. Все свойства (нагрузочные в том числе) закаленных полок — при нем втройне.

Для целей проверки на «противо-детскую» прочность, я пожертвовал аналогичной одинарной полкой, полученной вместо гонорара за статью от некой английской Саунд Организейшн. Многократное ерзанье ног увесистой техники по этому стеклу ничего особенного не дали, но полка не выдержала другой детской невинной шалости — разлить по ней клей и дать ему засохнуть. Клей образовал с поверхностью полки конгломерат, обменявшись молекулами. Сравнять поверхность полки теперь стало возможным с помощью болгарки (которую я заменил шкуркой и руками). Вот когда закаленное стекло лишилось своего «защитного экрана» и ответило на прошкуривание мерзкими белесыми царапинами!… На семинаре коммивояжер Schnepel взбледнул с лица на предложение «ударить молотом по наковальне», то есть по их стеклянному триплексу — исключительно с целью теста. Понятно, что и мой «клей-тест» запрещен, я ограничился «ногтевым» и «пальцево-подушечным» тестами «триплекса». Но то, что я ощутил и услышал, говорит будущему владельцу стойки о многом.

Как всякий дотошный евро-изготовитель (а весь Шнепель и Шреерс делается в Германии!), данный «немец» сильно недооценил свое детище. По этой причине от представителя потребовали на семинаре переписать данные прочности и нагрузки в сторону увеличения для русского каталога и проспектов. Ну а будущие владельцы (их чада, питомцы и проч.) могут озорничать, как хотят — без последствий. Дело в том, что прикосновение к стеклу дает не знакомое «скользкое» ощущение самого материала, а некую шелковистость, словно стекло покрыто невидимым пушком. Это на деле эффективный изолятор, некий рыбий жир, если угодно — энергетический экран, о существовании которого не догадываются сами изготовители. Думаю, что и случайно пролитый ацетон растечется по этому слою, как по маслу, не дав никакого замутнения на стекло. Не менее интересен и простук ногтем — стекло вообще никак не отзывается на него. Ноль резонанса.

Я ожидал заоблачных цен, но — сюрпрайз сюрпрайз! — 4—5 полочные рэки футуристичной удобно наклоненной стела-подобной конструкции в розницу запланированы по цене порядка 33 тыс рублей. Всего лишь. Рэк имеет 3—4 точки опоры, никаких филигранных шипованных развязок, а в основном упирает на «сандвичивые» комбинации материалов по исключению резонансов: никель, металл, чугун, резина, дерево ну и это стекло. Я оценил остроумные решения, обычно свойственные англичанам: в одном случае деревянные полки парой пазов надежно опираются на трубчатые вставки в распорки рэка, в другом стекло, конусные ноги и кругляши под них собираются в конструкцию, которая владельцу нужна, как этажерка или иначе. Разумеется, чугунные остовы надежно связываются перемычками, не теряя при этом модернизма и легкости, а также и засыпаются песком при желании. Я бы не стал засыпать, а проявил бы благородную западную окраску чистого металла в звуке.

Почему-то члены семейного предприятия Шнепелей и их партнеры Шреерсы решили, что менее технологичные и более массовые изделия под брендом Schnepel стоят дороже. В их свежеотпечатанном русском каталоге действительно глаза разбегаются от многообразия и сочного вкусного цвета шпонов, отделка лицевой панели тумбы может быть и жаккардовой, тканевой — улучшая звучание акустики за ней.

Весьма отдаленно тумбы напоминают стандартную повсеместную продукцию магазинов и рынков, но впечатление обманчиво. Прикосновение к любым деталям здесь передает слегка то же ощущение бархатистости. Чего-то одушевленного, не пластика и даже не дерева. Возможно, природа Вестфалии (где сосредоточено производство) наделила готовое изделие этим свойством. Возможно, надо быть поэтом и сказочником (как я), но я не мог сильно расходиться с реальностью и я точно не был пьян… При всем этом корпусной-то материал мебели и тумб это (плотный качественный) МДФ, а не массив. Ну а максимум средств вложен в типично бюргерский секретер, который — как в фильмах о Бонде — по команде разъезжается, давая место выдвигающемуся снизу экрана телевизора. Разумеется, огромному и плоскому.

Принципиальное послесловие

Вот и весь «рипорт». Его предмет — иллюстрация того, как под сенью и защитой государства профессионал спокойно и уверенно работает как предприниматель, как разработчик, как маркетолог. Увы, я как репортер должен бороться за право работать даже бесплатно. Я должен перебарывать гигантскую машину мафиозно-корпоративной информатики даже в своем узком сегменте. Я вынужден подавать и навязывать себя рынку информации — иначе меня вытеснят оттуда. Я должен делать все это с крайне ограниченными средствами доставки информации. Читатель это видит всякий раз. Неудивительно, что иные стремятся в ЕС и голосуют ногами и простуженным горлом за это. Что до меня, то я делаю, что могу на своем месте. Здесь я бросил перчатку всей продажно-безмазовой индустрии бесталанной информатики и издательства в наше время. Эту перчатку не станут даже замечать, а тем более поднимать все они, горе-журналисты и издатели горе-книг и раздатчики себе же своих горе-премий. По этому поводу сказал в 90-х еще Ч.Батлер, чешский издатель русского журнала Стерео И Видео и владелец странной печати с надписью «ларксфилд». Он изрек в ответ на мои предложения по развитию: «В России идеи и профессионалы ничего не стоят». Вот почему, возвращаясь к теме, стоит… ой стоит покупать свежее-импортируемые полки и стойки столь свежей и неиспорченной марки как Schnepel. Это наверно лучше, чем трястись на верхней полке экспресса Москва-Киев за ради солидарности с «братским украинским народом».

Все материалы раздела «Обзоры от Елбаева»



Реклама

Календарь
  • Понедельник
  • Вторник
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Среда
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Четверг
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
    23:20
    «Поединок». Телеканал «Россия 1»
  • Пятница
  • Суббота
  • Воскресенье
    23:30
    «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Телеканал «Россия 1»
Проведение мероприятий