Соловьёв ТВ

Sim2 M.150: смотреть про Битлз и вообще

Sim2-M-150

Сегодня я несколько меняю вид данной авторской колонки. Я сегодня не склонен традиционно подводить итоги года и заглядывать вперед, тем паче, что новый год змеи есть фальшь, самообман — этот неправославный календарь наступает в феврале по нашему исчислению. Теле и интернетные новости утверждают, что у каждого прохожего нынче на кармане не меньше полумиллиона рублей или там баксов, которые, разумеется, прохожий носит при себе и иногда дает себя ограбить прилюдно другому такому же прохожему — ну чтоб не скучать. Мы предлагаем потратить их со смыслом. Ниже идет статья, которую я воспроизвожу без изменений из западного (то есть, доверенного!) источника.

Второй частью нынешнего выступления на этой странице идут личные воспоминания об истоках моего хай-фиделизма и битломании. Именно сегодня на рынок выброшены новые очищенные версии битло-фильмов и всего такого «ретро», что прекрасно вписывается в новогоднее настроение.

Смотрите на новом проекторе и окунайтесь в меня.

Там же у меня подстрочно даны ответы на жгучие вопросы современности, если вдруг они вас еще волнуют или же вы, скажем, по служебной обязанности троллите их на миллионе вебфорумов.

Лже-экспертам из отечественных «хи-фи-СМИ» на сей раз увы не обломится своровать и перепродать идеек — да и отпуска у них. Мое пожелание на новый год традиционно: закройте уже их и перейдите на выпуск нормальной нелощенной и несвинцовой туалетной бумаги в рулонах, а не в тетрадках. Впрочем, то же относится к романам и прочей печатной макулатуре, что лежит-пылится в нашем местном «доме книги»… кстати, откуда такое странное название и что это такое — «книга»?

Сравнение видеопроекторов Sim2 M.150 и Sony VPL-VW1000ES

На первый взгляд, главная разница между Sony и Sim2 — в разрешении изображения. Можно предположить, что, имея в 4 раза больше пикселей и разрешение 4K, Sony имеет лучшее изображения, чем Sim2 с его разрешением 1080P. Ведь чем больше пикселей, тем меньше заметна пиксельная структура изображения. С другой стороны, зачем это надо, если уже на удалении от экрана на более 2 метров пиксельная структура не видна и у 1080P проекторов?

Уважаемый эксперт Эндрю Робинсон протестировал 4K проектор Sony VPL-VW1000ES, используя сертифицированные нормы THX калибровки специалиста Рэя Коронадо. Сравнивая проекторы Sony и JVC с разрешением 1080P на диагонали 110" с расстояния 3,2 м, оба не смогли увидеть разницу между тем и другим проектором. Интересно, что позже Робинсон и Коронадо сравнили Sim2 M.150 с Sony 4K, объявив Sim2 Mico 150 безоговорочным победителем.

Так ли это? Вот наши собственные сопоставления и наблюдения (графика убрана мной — В.Е.)

Сравнение светового модуля — проектор Sony 4K:

  1. UHP лампы, что используются в проекторе Sony 4K, страдают нехваткой красной составляющей в спектре. Проектор вынужден корректировать этот недостаток, чтобы все три LCOS чипа работали правильно.
  2. Рабочая температура UHP ламп превышает 1600 градусов F. По мере старения лампы на ее линзе осаждается пленка, поглощающая красную часть спектра.
  3. UHP лампы теряют 30—50% светового потока в первые ;же 500 часов работы.

Проектор Sim2:

  1. Посылая на DLP чип красный, синий и зеленый свет, получаем гораздо более высокую цветовую яркость.
  2. Светодиоды LED обеспечивают более широкий охват цветового пространства, новые невиданные свойства и краски против «обычных» ламповых проекторов.
  3. LED в M.150 отличаются исключительной стабильностью и сохраняют до 95% яркости в течение всего срока службы.
  4. DLP чипы Texas Instruments — единственные, одобренные авторитетным всемирным обществом кинематографистов и телевизионщиков SMPTE для именно цифрового кино. Обеспечивая превосходную контрастность и детальность контуров, такие DLP проекторы стоят сегодня в 85% цифровых кинотеатров мира.

Сравнение калибровки — Sony 4K:

  1. Не обеспечивает продвинутую систему управления цветом.
  2. Не может быть настроен в соответствии со стандартами ISF, THX, или любыми другими стандартами цифрового кино.

Sim2:

  1. Имеет очень продвинутую систему управления цветом, Live Color, которая абсолютно отвечает стандартами ISF, THX и SMPTE
  2. Встроенная автокалибровка дает установки, которые поддерживаются в течение всего срока службы изделия, без угрозы перекалибровки поскольку замены ламп или износа деталей не происходит. Важно, что пороки обычной автокалибровки исключены также. M.150 не калибрует сам себя, а через датчик оптического пути поддерживает ваши собственные вкусовые заданные установки в течение всего срока службы. Ну а ресурс светодиодов составляет по меньшей мере 30000 часов.

Сравнение видеопроцессоров — Sony 4K:

  1. Для 1080 P контента (Blu-ray и некое ТВ, которое на Западе-то планируется к 2018 году только — В.Е.) Sony должен 'достроить 75% от того, что мы видим на экране, если мы говорим о (виртуальном) 4K разрешении.
  2. С кабельного телевижегия иди DVD проектору предстоит интерполировать (придумать от себя!) свыше 85% видимого конечного изображения.
  3. Чем больше обработка — тем больше артефактов или искажений или зернистости в конечном изображении.

Sim2:

  1. На 1080P материале итальянский проектор (бренд компании A&T Trade) не делает никакой дополнительной обработки.
  2. Для большинства сегодняшних (и завтрашних) видео материалов в России, проектор делает лишь небольшую, строго необходимую обработку. Вылядит чище и весьма близко к кино.

Заключение автора

Наш тест можно продолжать, но уже ясно, что подлинный победитель указанных выше 2 этапов сопоставлений современных проекторов — это никто иной как Sim2 M.150. Налицо более яркие, более точные, более насыщенные цвета его LED, более высокая контрастность и детальность контуров в образах благодаря чипу DLP, а также более похожая на кино обработка. Отсюда совет — принимать решение о покупке не только на базе данных по разрешению, ведь они как раз обманчивы.

Для потребителей важно, что контент с разрешением 4K не существует в природе. В России уж точно никто не обсуждает вещания или медиума с разрешением выше 1080P. Приход ультравысокого разрешения UHD в будущем тоже есть всего лишь удвоение числа пикселей, то есть значительно ниже 4k. Нету стандартов и на дисплеи 4K в том самом будущем. Следуя своему имиджу новатора впереди стандартизации, Sony уже вводила устоявшееся (Blu-ray), но куда чаще неустоявшееся (BETA, El Cassette). Касательно кампании по 4K видео, речь идет о всего лишь 1080 проекторе, который масштабирует до 4K. При этом проектор вынужденно вносит зернистость, чем и проигрывает итальянскому конкуренту в смысле четкости и естественности

Битломания и мы

Азаркович позвонил — и скоро на его флэте мы уже наяривали «My love don't give me presents», где мне особо нравились рубленные гитарные аккорды, под которые так и тянуло класть истошный блудливый вокал. Ни про блуд, ни про содержание песни мы не имели понятия тогда, разве что — про интонации и про ритм. Мы не особо отличались умением — Азар стоял на басухе, я то на барабанах, то на гитаре-палке (за 70 рэ из универмага Молодость, что недалеко от Бутырки) при, однако же, сносном звукоснимателе. Я иногда был и на вокале, аж до мурашек по коже. Микрофона не было, а под усилы-комбики Азар приспособил ламповую радиолу плюс еще некий самопал на лампах со стенками из фанеры. Ламповый звук и искажуха, ну и лажа (!) само-собой — были, какой рок без них!

То, что мы делали в тот вечер подлинный рок, стало совсем ясно уже после, когда на лестничной клетке столкнулись с девчонками с верхнего, над Азаром, этажа. Мы, как говорилось, были «счастливые и усталые», они — смущенные и тоже счастливые. Они промямлили так кокетливо: «Ой, мы не могли уже сидеть, так слы-ышно…» Я был звездой впервые тогда, и потом еще пару раз «на эстраде» — и эти разы ни в какое сравнение со славой hi-fi-эксперта и пророка в «Стерео И Видео» (ООО Катмат). Поскольку вот то действо было всамделишное и хэппиниговое, как акт освобождения от ахинеи и окружающей фальши недосоциума.

Нынче-то никакое музицирование никому ничего такого не приносит, а тогда… Дело в том, что тогда имели значение символы искренности, коими и служили особые очертания электрогитары, патлы, клеши, лексика (как правило, не «мы», а «я») и само звукоизвлечение, сам даже английский слог. Все это спокойно, без эпатажа противопоставлялось двойственной советской морали, искусственным догмам и общей заорганизованности менталитета. Во всем этом Битлы и иже с ними спокойно одерживали верх, и в этом смысле — да, «рок опасен для авторитаризма».

На уроке английского я засмотрелся на стенгазету старшеклассников, посвщянную Битлам. Она была единственным пятном, на которое в классе можно было тупо уставиться и пускать сквозь уши нудную проповедь училки: «Why do you cry Willy, why do you cry / why Willy why Willy why Willy, why?». Блин, конечно же «Willy» в «мире чистогана и эксплуатации человека человеком» мог только «cry», а миссией советского комсомольца было придти и устроить «Willy» пролетарскую освободительную революцию! Итак, я смотрел слишком упорно, и училка вдруг прервала канючить про плачущего Вили, разразившись неожиданно укором: «Елбаев, что смотришь? Езжай туда, к ним, там и смотри». Разумеется, учился этим набрала себе очков как «идеологически надежная», даже если стукача поблизости не оказалось. Мне ж, очевидно, дабы компенсировать потерянные при этом очки, надлежало встать и, виновато понурив голову, убедительно тихо пробурчать — «Виноват, прошу товарищей по классу простить меня».

Это все вовсе не паранойя. Как и ныне, существовали жесткие неписанные постулаты поведения в социуме, кои ты либо соблюдаешь, либо ты выбываешь из борьбы за место под солнцем… то бишь, у корыта. Как и нынешние постулаты — те были идиотские. Если у вас не было в загашнике и в вашей «альтернативной жизни» неких Битлов — вы либо укрывались в футболе, коллекционировании марок и т.д., либо перерождались в морального упыря из тех, что ныне что-то находят или участвуют (или спонсируют) в Камеди Клопе.

Битлы достигли апогея, возмужав вместе с поколением и объяв хиппизм. Перед психоделией их поздних альбомов капитулировал и западный строй, который в то время, кстати, практически во многом уже представлял собой коммунизм. В его иерархических ценностях и порочных законах не было главного — свободы возможностей для раскрытия и полета личности. Вернее — не было ТАКИХ масштабов свободы… Социум позже перегруппировался и злонамеренно девальвировал эти новые ценности, сведя символы битломании к моде и соблазнив людей на все больший консьюмеризм. То есть на угнетение и обман ближнего… Впрочем, данное теоретизирование сегодня отметается с холодным цинизмом. В этом проблема нынешней ретро-битломании: это фетишизм с фенечками, а вовсе не позиция и не жизненная сила… Над данной фразой никто не даст себе труд даже подумать, не то что оценить.

Азар (ныне благообразный семьянин и чиновник в Германии) был сильно уперт в заграницу материально. Он держал KUSF-домашнюю радиостанцию и получал карточки от радистов из разных уголков мира, потом он надыбил разные монетки, с которыми мы сунулись в магаз Березка, где — по предъявлении оных в кассу — были задержаны дежурным постовым.

Для меня The Beatles и в особенности последовавший за ними (по BBC и VoA) ритм-н-блюз (черт, недавно снова услышал в телепереводе перл «аЙРОНби»!!! и переводчик еще кичился своим неандертализмом) — так вот «белый ранний r'n'b» был программой и идеологией, они были красной таблеткой Мерфиуса. Причем, поражала концентрация и нагнетание этого идеализма в песне за песней, в песне за песней. Радиоволны (возможно, благодаря роскошной радиоле Эстония в экспериментальном исполнении с раздельным басом и ВЧ-колоночками) были основным и мощным средством моего посвящения в эту веру. «А сейчас Барри Холланд проиграет вам попсы последней недели…», «hello I am Cliff Richard and this is Pop Club», «у микрофона Зора Сафир. Следующие 2 часа — музыка для танцев» и неподражаемый Тони Блэкберн с его саунд-эффектами и добрым юмором… все это составляло канву настоящей жизни, между которой ложились серые будни школы, зубреж, странные «игры» с тупыми футбольно-помешанными сверстниками и попытки познакомиться с девочками с целью крутить с ними «любоу». Все это было убогое, поскольку выливалось в жалкие результаты, и лишь блистательный мир подлинных чувств и отношений по радио окрылял дважды в неделю. Расписание передач BBC World Service и соответствующих русских служб я вывешивал над своей полкой учебников.

«На костях» — а вернее, на подарочного дизайна пластике с изображением высотки — диски-самописки мы не уважали. Они делались не иначе как для столь же уродских проигрывателей Концертный, а мы тянулись к большому звуку и большой громоздкой технике. Эти увлечения шли параллельно и подпитывали одно другое, потому что с каждым новым витком hi-fi мы открывали все новые и новые звуки, детали и тексты в тех же «Хелпах» и «Белых альбомах», которые — казалось бы — уже были изучены в каждом миллиметре магнитофонной ленты. Кто имел оригиналы — привозные диски — практически все равно слушал не их, а сделанную запись на маг. Диски ставили, скажем, на день рождения (позже — «бездник») или там когда приглашаешь девушку на флэт и надо произвесть впечатление. Мне сие однако не грозило — родители каждую такую попытку воспринимали болезненно и обычно пресекали на корню («Если ты уже такой взрослый, то иди зарабатывай и живи самостоятельно, а пока ты говно собачье — изволь жить, как принято в доме»).

Кстати, походя о них, о предках: хорошие люди, много совершили (отец, давший имя станице Елбаево, был чуть ли не правой рукой Сталина, за что Сталин его сослал туда, где мне и суждено было родиться на свет) и более того, над нашей фамилией витала мощная благодать, если угодно — ангел-хранитель. Наш род был предназначен Высшим Сознанием для манифестации любви, через которую Сознание и познает себя самое и свое мирозданье. Речь тут о грандиозном ощущении, которое постоянно с тобой, ну а будучи направленным на диск или на девушку или на магнитофон — или (как у отца) на Революцию и мировой Коммунизм — это чувство, ни много ни мало, вершило даже сокровенные желания. Возможно, вот почему я с тех пор открываю в песнях как «The Walrus» и «Carry That Weight» не просто детали, а инструкции свыше, и вот почему для меня Битлы это прежде всего прог-рок.

Итак, хай-фай. На бездник (куда, черт возьми!, не явилась из опаски моя первая и последняя великая любовь Леночка Мандрыкина с Сокольников, с педфак-филиала) мне задарили огромную Симфонию 007 с колонками, которые и сегодня есть искомый раритет-винтаж. У меня был тогда (уже на 1 курсе ин-та) купленный за 70 рэ японский «Белый альбом» без вкладышей, но с черными бархатистыми конвертами и приличным состоянием пары дисков красной (!) пластмассы. Красная звучала интересно, кокетливо с ощущением пластика, весьма живо и прозрачно, иначе нежели «родная». Это я и поставил первым делом гостям и Ильинскому Володе (ныне и давно — ведущий авторской ночной битло-программы на Эхе М). У него была уникальная коллекция первых прессов Битлов, которые папа напривозил из каждой загранки (разумеется, без досмотров — кто осмелился бы?), но при этом — проигрыватель моно Ригонда. Встав меж колонками моей новенькой системы, он только и сказал: «Теперь я понял, что значит стерео» — и вскоре обзавелся Эстонией-стерео.

Про коллекцию Ильинского: сегодня целое состояние и музейная экспозиция, она им была легкомысленно за бесценок продана в 80-х, дабы (в отношении 3:1) вложиться в винил нового металла — Faithful Breath, Merciful Faith, Tigers of Pan Tang и т.д., а потом еще пуще: разочароваться и избавиться снова в отношении 3:1, затарившись компактами тех же Битлов как «новым совершенным медиумом будущего». Последняя метаморфоза Ильинского — переписанные на болванки (!) с разных (Интернет?) источников Битлы, включая якобы редкие репетиции и интервью. Практически вся техника Володьки — это бывшая моя… Я не уверен, что он проводит черту меж пиратским, лицензионным и импортным мажорным цифровым продуктом, но точно приобретает битловские винил-оригиналы по-возможности — опять.

Итак, наше поколение и наш лагерь «около золотой молодежи» смаковали музон через магнитофоны и ленту. Начав с Комет или Нот (именно такая была у меломана Леопольда Нитко — карьерного руководителя пресс-отдела биржи), мы зависли на Юпитере-стерео, который знакомый технарь-жук-спекуль-еврей (друг Коптева из нашей группы — экс-квартет Лингва, небезызвестный клон The Seekers, ныне завершает карьеру переводчика ООН в Швейцарии) мог «довести» до уровня недосягаемого катушечника Tandberg путем подмагничивания и замены выходных транзисторов на полевики. Писали на «скорость 9» как на экономную и оптимальную. Ленту предпочитали ГДР-овскую Orwo, отечественная Тип 10 шла второй очередью, Тип 6 — уже когда не было денег. Orwo давала гладкий фирменный звук, наша играла более резко и колюче, но однажды ко мне попала боббина BASF (Зап.Германия) со студийной (!) записью драгоценного альбома «Magical». Вот когда я понял, как именно негромко но четко должна звучать открытая басовая струна после строфы «Let me take you down».

Потрясения случались. Однажды занесло на квартиру сокурсника Владика Жирнова (ау, ты где?) — вертак Pioneer PL-12 + катушечник Sony + 10-ваттный усил Pioneer + огромные решетчатые колонки JVC. Я понял краеугольную разницу между фирменным и советским звуком — в первом случае программа раскрывается с позиций и на «фундаменте» ВЧ, из-за чего бас становится обособленным в пространстве, а на барабанах проявляется непосредственно характер удара (сухого или рельефного). Во втором случае основа это бас, и СЧ/ВЧ неуклюже надстраиваются на это здание, словно хрупкая мансарда на танк. На нашей технике, чтобы получить адекватное воспроизведение, приходилось ставить бас-ручку на 11 часов, а тембр ВЧ выворачивать чуть ли не полностью.

Однако, сие не значило, что наша техника басила лучше фирменной. В этом и штука — все западное задвигало все сермяжно-отечественное вместе со всеми «каракатицами качества» и развалистыми надписями «СССР»… вместе со всеми окаянными пятилетками качества и трудовыми вахтами «навстречу» очередному «историческому пленуму ЦК КПСС» во главе с немеркнущим ленинцем, лично товарищем и гениальным продолжателем Л.И.Брежневым… Все западное делало это «задвигание» без шума и пыли, но изящно и убедительно — гипнотично. Так было и в музыке, и в технике.

Один случай тогда меня до сих пор озадачивает (поскольку ничего близко подобного мне не удалось выстроить ни на одном тесте хай-энда, на собственных или же инсталлированных мной системах). Это было в посещение и распитие хорошей бутылки вина на квартире еще одного упакованного однокашника — Махаила (Мигеля) Загота. Все было Grundig — знаменитый (первый полупроводниковый) усил с движками, маг, колонки плюс, конечно, Dual 1219. Первой волной, настоящим Девятым Валом накатывал бас — бас-гитара. Вторым строем шли барабаны и разные там струнные и т.д., а сверху и позади всего этого великолепия прорезывался вокал. Никакого марева советского звука не было, была четкость и… этот вездесущий выразительный спектральный бас. «Ох, этот бас…» — поморщился Миша и, встав, убрал ручку значительно. Но весь характер программы остался неизменным.

Однако, теперь вернемся к школьной стадии — поглядев с другой стороны. Не аудиофильской, а тусовочной. Совершенно обособленно стояли школьные вечера танцев, которые устраивались… нет, вспыхивали спонтанно нерегулируемо и тем пугали уч-состав. К 8 классу уже устаканился имидж хулигана — прическа горшком «под битла», «морские» клеши соперничали лишь с фотками Troggs, непременная шестиструнка (то бишь, «романсная» 7-струнка с выдранным одним колком и перенарезанным бриджем!) через плечо и двойки в дневнике. Хулиган обычно поджидал жертв (мальчиков с магазинной мелочью) в безлюдных дворах в окружении до невозможности симпотных «птичек», которые почему-то радовались мордобою и отыманию мелочи у безропотных «жертв». На вечерах танцев «хулиганы» обычно составляли движущую силу — такая группа Силуэты у нас выступала со сцены, такие же приносили маг с потоком хриплого шума, через который можно было разобрать только «Оу, Кэррл» и потом — снова ритмичный хрип. Всего этого было вполне достаточно для тушения света (к ужасу завуча в уголку!) в физкультурном зале и отчаянного массового сеанса одержимых вихляний ногами в танце «шейк» вперемешку с визгом облапываемых девочек. О да, надо признать — более чем с антисоветчиной, поп-музыка эпохи шла об руку с эротикой. «Ой, дура, на тебе все видно-о…», — молвила одна подруга другой, и та, поглядев вниз, махала рукой на свое дырчатое, связанное к событию, платье: а, ладно. Где был я в это время? К сожалению, не в танце, а поодаль. Для меня накал энергии был чрезвычаен, а моральные нормы слишком сильны… возможно, это не так дурно, по нынешним временам циничного отморожения.

Битловые песни звучали и проходили через события эпохи «красной нитью». Мало кто разбирался — битл не битл. Битлами называли всех таких похожих и слушающих, танцующих, выглядящих соответственно «молодежно». К битлам причисляли автоматом любую песню «в стиле», характерную наивным страстным и безусловно мальчишеским вокалом плюс особая вязь барабана и бас-гитары. Этот последний тандем был особенно неподвластен отечественным поделкам ВИА. У них все выходило ученически, мелко и жалко. Бесхребетно и… без капли спермы — один лишь вымученный Устав ВЛКСМ. Как это было презрительно. Как от этого хотелось «на волю, в пампасы». Но чтоб оторваться-вырваться из СССР, нужно было поступить в престижный вуз.

Нужно было прикинуться примерным стриженным строителем коммунизма с устремленным поверх голов взглядом под руководством Партии и верного ленинца лично товарища Леонида Ильича Брежнева! (Повтора нет — нас зомбировали не слабее, чем всегда в зис кантри. Похоже, «они» убеждали не столько нас, сколько себя…). В этой ломке себя было нечто зловещее. Мне лично всегда удавалось корежить из себя кого надо — внутренне оставаясь Собой. Я не мог догадываться тогда, что проклятая Страна Дураков (учтите — не уточняю здесь, что это именно за страна, не исключено, что Замбия!) готовит перегруппировку дураков с полной потерей позиций для всех прочих слишком «себе на уме». Перестройку то бишь…

Музыка The Beatles была, пожалуй, слишком. Слишком правильной и искусной в своей ершистости. «I'm Down» стала одной из первых 45-к, переписанных на мой «Айдас» (подарок на окончание 8 классов). Потряс орган, казалось — так играть невозможно, и как позорны на этом фоне разные там Песняры, Голубые и Поющие (впрочем, П.Гитары были «вполне» живьем, когда комиссии не могли контролировать искажуху на гитаре и обертоны голоса…) Следующее мощное впечатление — «Strawberry Fields», «The Walrus». Тоже с Капитоловского диска, когда я уже включился в обменный бизнес по городу и познакомился с уймой патлатых меломанов, принце-образных женоподобных хиппарей и просто полупьяных «писак». С этим «багажом» я успешно (ха, еще бы!) сдал английский в престижный инъяз М.Тореза — где эта публика просто создала себе Общесоветский Центр ползучей музантисоветчины. «Вы подрываете нашу экономику!» — выдавил из себя какой-то несчастный совок, проходя мимо подворотни, где мы сверкали суперобложками меняемых на запись дисканов — почти контрабандой папочек упакованных девочек, которые делились с мальчиками-однокурсниками.

Потом вышел «Эбби Роуд» (е… рот, как его беззлобно окрестили иные) — и это был апофеоз всему. Я надолго забыл свой гимн и кумиров по жизни Hollies/Gasoline Alley Bred (1968). Я уже не бредил школьными вечерами танцев — институтские девушки и группы оказались на голову выше. Состав, включавший какого-то чудо-барабанщика из Армении, нашу куросовую звезду Алика Сикору, а также Хендриксо-подобного Валеру Гелюту и еще кого-то из состава Градского — сделали вещь с альбома, которую по авторитетным признаниям сделать было вообще невозможно. «Golden Slumbers» с переходом в «Carry That Weight» и Outro. На хрестоматийном соло у барабанщика от старания выпала палочка и упала тарелка, но пассаж он доделал с честью, с испариной на лбу. Все прочее выстроилось тоже — и я был готов рухнуть от волнения, от чувстсв-с.

При всем ее академизме в последней фазе группы, музыка Битлов таила колоссальную энергию истины. Это была максимальная эссенция искренности, и тем она была смертельна для строя дураков в стране дураков (окей, в Замбии). Как-то Гелюта походя наиграл одной рукой «You never give me your money» на рояле, стоявшем в холле 2 этажа старого здания инъяза. Из приемной ректора немедленно важно выплыла секретарша и сказала: «Марина Ивановна просит передать, что у нас не консерватория». Без комментариев…

Мораль. Отечественные группы котировались лишь как сказители Запада, Битлов или там Хендрикса (нет, Перпл и Цеппелин так сильно не цепляли), и потом — как курьезное преломление того же в недурных балладах вроде «Травы-муравы» у (кажется) Соколов. Но всей хипповой когорте меломанов, писак, спекулей и меняльщиков столь же ясно было, насколько урлацкая, убогая и непоправимая эта штука — то, что стало потом называться «русским роком». Будь то бигбит, психоделия, харда, панк — все эти потуги русскоязычных и косно-пиджин-инглиш лабухов были в лучшем случае скучны и неуклюжи, в худшем — как очередное комсомольское собрание или (того хуже) ресторанная пьянка с дракой. Битло-музыка, как и орел, не размножается в неволе. Ныне попытка внушить благоговение ко всему этому «наследию» канает лишь с подачи мощных пропагандистских средств и персон, которые отрабатывают з/п. Ох, оно ж выйдет кое-кому боком.

Современная западная музыка не лучше. Социум намеренно ведет слушателя прочь от нео-хипни к так наз. хипстерам, в дебри еще большего потребления и материального соревнования под лозунгом «успеха». Секрет The Beatles состоял в призвуках и интонации тихого вокала, который усилен микрофоном. Супергруппа Transatlantic в наше время, напротив, применила свой рев и голосовые связки (вместо грудной клетки) на римейке «Эбби Роуда» и получила чисто формальный неинтересный, хотя и техничный, результат. У массы прочих групп выходит еще хуже. Не верю — так и хочется сказать всей индустрии поп и рок-музыки сегодня. Странным образом, мы-таки «догнали паровоз» в какой-то мере и сегодня у нас Хроноп, Оптимальный Вариант и прочие поинтереснее и поадекватнее западных колдплеев… Хотя, опять не без оговорки: западная конъюнктура ныне — далеко не один Coldplay.

Ключ потерян не там, где все его опупели искать (где светло). Ключ — в… женщине как центральном объекте приложения ранней поп-музыки. Романтичный и жутко эротичный образ девушек с обложек дисков 60-х и 70-х подсказывал и текст (про Нее и про Меня), и характер музыки. Сегодняшнее «поколение Мак» может вызвать желание дать в морду, обменяться матюгами (а чо!) и в крайнем случае совершить само- или «просто» убийство. Именно об этом большинство ротируемых и финансируемых песен (а также отечественного штамп-чтива и выбора прокатных фильмов), если они не посвящены социалке. И если Запад над этими посылами подтрунивает слегка и шутя — то у нас все принято за чистую монету. Дураки (в Замбии) не понимают шуток, не так ли? В принципе, вырождение известного образа русской красавицы в стриптизершу (со всеми увы прибамбасами этой роли) мешает не только рок-менталитету, но и рождаемости и браку. Нет предложения — нет и спроса, и рыцарь или там настоящий мужик есть тоже понятия немодные, модны отморозки. Мужик не выдержит пытку 8-часового толкания клавы (простоя за прилавком, кручения баранки, трепа у микрофона, отсидки в офисе, впишите свое) с 5-минутным перерывом на обед, туалет и покурить… и я сказал не 5 минут 2 секунды, а 5 минут, иначе ищите себе другую работу на лже-кадровом агентстве, ищите себе партию на лже-сайте знакомств и т.д. На этом я ставлю точку, т.к. занести может далеко. Да и известно все.

По этой причине винтаж, винил, битломания и даже ВИА — ныне в центре внимания и высокого спроса. Независимо от лихорадочных попыток выдать сие за ретро-дедовскую блажь или бабушкин сундук. Впрочем, эти разговорчики сдохли, а музыка The Beatles котируется так высоко, как дай бог не болеть.

Все материалы раздела «Обзоры от Елбаева»



Реклама

Календарь
  • Понедельник
  • Вторник
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Среда
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Четверг
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
    23:20
    «Поединок». Телеканал «Россия 1»
  • Пятница
  • Суббота
  • Воскресенье
    23:30
    «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Телеканал «Россия 1»
Проведение мероприятий