Соловьёв ТВ

Борис НЕМЦОВ: Зачем памятник террористу и палачу в центре Москвы?

Страница 1 2 3

Ведущий: Воевали там. Брусиловский прорыв.

Николай ХАРИТОНОВ: 905-й год — Цусима.

Борис НЕМЦОВ: А еще я вам могу другое сказать: вы ведь в коммунистической партии, правильно? Фракция КПРФ, вы в оппозиции. Этот человек уничтожал оппозицию. Вы памятник хотите поставить человеку, который уничтожал оппозицию. Для многих людей это сигнал, чтобы вас уничтожать.

Ведущий: Вот, сейчас наслушаются, выйдут, хлоп и все.

Борис НЕМЦОВ: Зачем вам это надо?

Николай ХАРИТОНОВ: Я еще раз говорю, что именно ему ВЦИК, по его рекомендации в 20-м году, отменили расстрелы, оставляя эту меру наказания для террористов и тех, кто очень большие прегрешения имеет перед страной (нрзб)

Борис НЕМЦОВ: Напоминаю вам. Красный террор начался после покушения Фани Каплан на Ленина. Так? 5-го сентября 18-го года.

Николай ХАРИТОНОВ: На заводе Михельсон.

Борис НЕМЦОВ: Совершенно верно... с 18-го года по 20-й год, за эти 2,5 года ЧК уничтожило десятки тысяч людей, а потом еще в концлагеря их зажало. Причем, повсеместно.

Николай ХАРИТОНОВ: Как надо быть, когда 18-й год — Антанта.

Борис НЕМЦОВ: Да причем здесь Антанта. Антанта — это внешние... уничтожали русских людей.

Николай ХАРИТОНОВ: Связь внутренних врагов с Антантой — задача одна была — задушить молодую советскую республику.

Борис НЕМЦОВ: Откуда вы взяли...

Николай ХАРИТОНОВ: Оттуда, откуда вы взяли.

Борис НЕМЦОВ: Откуда белая гвардия стала врагами России, скажите мне?

Николай ХАРИТОНОВ: почему же эта белая кость с безграмотными мужиками, крестьянами рабочими справиться не могла.

Борис НЕМЦОВ: Потому что интеллигентными слишком были. Против таких палачей.

Николай ХАРИТОНОВ: А что творили...

Борис НЕМЦОВ: Против таких палачей нужно было действовать соответствующими методами, а они воспитаны были по-другому.

Ведущий: Не нужно было действовать соответствующими методами. И красные, и белые — все грязные. Присаживайтесь... потому что нельзя быть чистым, когда ты в крови собственных граждан. И, если можно, железного Феликса мы, давайте, второй раунд без него. Все хорошо, он будет рядом с нами, но не в кадре.

Олег ФОМИН, режиссер: Первый раунд, такое ощущение, что это даже уже не разрыв, как у боксеров принято. На мой взгляд, уже легкий нокдаун со стороны Немцова.

Татьяна ЕРШОВА, историк: А у меня вообще, ощущение складывается, дежавю, как будто, это уже 20 лет назад, это все уже было 1000 раз переговорено, и сейчас воспроизводится уже утомленно, в очередной раз, потому что аргументов новых нет ни с одной стороны, ни с другой стороны. Набор слоганов. Одни ругательные, другие — защитные, но, на самом деле, ничего не сказано по-сути, о каких-то вещах, наверное, более важных для нас всех, нежели, это пережевывание того, что всем уже давно ясно.

Олег ФОМИН, режиссер: Если рассматривать, как поединок, то я бы отдал здесь Борису Немцову.

Игорь ИВАНКОВ, страховщик: Человек, который считает такие стихи либо бесконечно смел, либо абсолютно лишен какой-то самооценки адекватной. И, собственно говоря, дискуссия это показывает. Немцов его бьет и громит аргументами, а оппонент ничего не может ему противопоставить, его просто не слышит и не понимает.

Марина ШАПОВАЛОВА, литератор: Я абсолютно согласна. Я пока не услышала ни одного аргумента господина Харитонова, кроме того аргумента, который мы видели с вами, который стоял.

Игорь ИВАНКОВ, страховщик: Аргумент мощный, большой, впечатляющий, но не убедительный.

Марина ШАПОВАЛОВА, литератор: Пока были беспомощные попытки, указывать на борьбу с коррупцией в государстве, которое они только что созданы сами.

Игорь ИВАНКОВ, страховщик: Каша и несистемные попытки аргументировать что-то.

Марина ШАПОВАЛОВА, литератор: Я пока думаю, все-таки, Немцов. Надо смотреть дальше.

— В нашей дуэли победителя определяют телезрители. Звоните и посылайте СМС-сообщение, голосуйте за того из участников, чью позицию поддерживаете.

— Немцов Борис Ефимович. Родился 9-го октября 1959-го года в Сочи. Окончил Горьковский Государственный Университет. В 91-м был назначен главой администрации Нижегородской области, в 95-м избран губернатором. С марта 97-го по август 98-го — вице-премьер, министр топлива и энергетики. С 99-го по 2003-й — депутат Государственной Думы. Член Федерального политсовета Союза Правых сил, кандидат физико-математических наук, автор ряда научных работ. В свободное время играет в теннис, занимается виндсерфингом, имеет 4-х детей.

Ведущий: Некоторые особенно удачливые дуэлянты заводили собственные кладбища — молчаливое доказательство их мастерства. Дон Хосе Льюальо по прозвищу Пепе в совершенстве владел мастерством сабельного боя и дуэльной стрельбы. На его счету было более 30 дуэлей, и ходили слухи, что практически, все места на личном кладбище в Новом Орлеане заняты жертвами Дона Хосе. Сам же Пепе — человек в высшей степени скромный и нехвастливый, отмечал, что если присмотреться, то вполне можно отыскать парочку знакомых надгробий.

— Во второй схватке в борьбу вступают секунданты. Они могут оказать серьезную поддержку дуэлянтам. Поддержите и вы своими звонками. Вторая схватка.

Ведущий: Прошу — секунданты господина Харитонова. Кто желает.

— Депутат Государственной Думы Нина Останина, фракция «Компартия», представляю в Государственной Думе Кемеровскую область. Уважаемый Борис Ефимович. Невзирая на то, что пик вашей активности политической прошел, вы в замечательной форме, прекрасный оратор, школа риторики, но вошли вы в историю почище Дзержинского, который боролся с коррупцией и детской беспризорностью, вы тоже вошли, как известный борец с привилегиями, с иномарками, но менее успешно, чем это получилось у Дзержинского. Вы так любопытно весьма интерпретировали происхождение безнадзорности и беспризорности после гражданской войны, сказав, что главный виновник этого — сам Дзержинский, который расстрелял революционеров, и дети революционеров стали преступниками, вернее, стали беспризорными. В то время насчитывалось 5 миллионов безнадзорных и беспризорных, 21-й год. Дзержинский организовал ДЧК — детскую чрезвычайную комиссию, которая занималась ликвидацией безнадзорности, беспризорности. Замечу — не путем вывоза детей за рубеж, за пределы Советского Союза, а как раз тем, что детей размещали в семьи, строили детские дома, приюты и так далее. Так вот, к 28-му году таких детей осталось только 200 тысяч. Сейчас режим, в составе которого были и вы в течение 15 лет, и годы вашего подъема приходились на годы перестройки, так вот, этот режим породил такое беспросветное явление, как безнадзорность и беспризорность. Я задаю вопрос. Скажите, с вашей точки зрения, эти методы применения чрезвычайной ситуации, создание чрезвычайной комиссии, с вашей точки зрения, не заслуживают ли они внимания, и не готовы ли вы, признав, что вы — целое поколение лишив возможности расти в своей семье, не готовы ли вы возглавить такую детскую чрезвычайную комиссию, которая занималась ликвидацией этого позорного явления?

Борис НЕМЦОВ: Мы живем в мире мифов. Человек, который расстреливал людей, действительно, возглавил детскую чрезвычайную комиссию, правда, недолго он ее возглавлял, по-моему, всего один год. Но пользовался ровно такими же методами, как и разбираясь с оппозицией, и вообще, с недовольными. Были созданы детские концентрационные лагеря, куда детей сгоняли штыками, а если они, эти дети сопротивлялись, то тогда их били до полусмерти. Неужели это не понятно. Такие методы абсолютно неприемлемы, конечно, в нормальной, цивилизованной стране. И вообще, любая чрезвычайщина — это произвол, это беззаконье. Дальше. Дзержинский, сколько бы вы ему не приписывали любовь к детям. Понимаете, Сталин тоже детей на руках носил, Гитлер. Сколько бы вы ему ни приписывали, он в памяти народа останется, как убийца интеллигенции, священников, рабочих и крестьян. Это человек, который в Тамбовской губернии впервые дал указание использовать химическое оружие против крестьян. Это человек, который с помощью своей праворуки Петерса, дал указание расстреливать всех, кому 18 и старше, а вы говорите о его любви к детям. Вообще, о чем идет речь.

— Вы пользуетесь тем, что присутствующие здесь ребята, телезрители, они просто не знают, не могут войти в исторический архив, попользоваться документами. Вы по-своему их трактуете весьма произвольно. Вот, я хочу сказать, что то, что вы называете концентрационными лагерями, до сих, пор, живы представители того поколения, которые с благодарностью вспоминают, когда их подобрали, отмыли, накормили, и эти люди стали, на самом деле, состоялись, как личности. Я хочу сказать, что нынешние беспризорники, вы когда открыли шлюзы вывоза за рубеж, наверное, тоже будут вам благодарны, потому что они забудут русский язык, забудут нашу родину.

Борис НЕМЦОВ: Уж, по крайней мере, они чувствуют себя лучше, чем в концентрационных лагерях. Да, но Россия потеряла этих людей.

Ведущий: Это совершенно другая тема, это очень важно, но каждый раз, когда мы говорим о детях, которые остаются здесь, хотелось бы отметить, что условия содержания в российских домах ребенка, вежливо говоря, ужасны. А те дети, которых вывозят за рубеж, как правило, тяжело больные, которым иностранцы еще и оказывают медицинскую помощь, хотя, вы абсолютно правы, существуют омерзительные случаи.

— 0,8 всего больных детей. Все остальные — эта болезнь рахитизм называется.

Ведущий: Хотелось бы посмотреть на эту статистику, потому что те данные, которые у меня есть — совершенно иные. Потому что, когда мы говорим о насилии в семьях, взявших детей из России, мы никогда не говорим о насилии в российских семьях, а уж, тем более, сейчас говорить о любви к детям, когда отрезали ручку маленькой девочке, и никто до сих пор не наказан в России — вот, уж давайте, как-нибудь поаккуратнее. Поаккуратнее о любви к детям в нашей стране.

— Травкин Николай Ильич, пенсионер. Николай Михайлович, мы с вами знакомы давным-давно. 10 лет только в Думе, наверное, вместе пробыли в разных созывах.

Николай ХАРИТОНОВ: Народными депутатами РСФСР были.

— Совершенно верно, даже больше. Вот, среди политиков редко встречаются люди, которые имеют образ. Их воспринимают, как какой-то типаж, и ты относишься к редкому исключению. Действительно, Николай Михайлович Харитонов, Василий Иванович Шандыбин воспринимаются, как защитники интересов трудового народа. Василий Иванович рабочий класс защищает, а Николай Михайлович Харитонов — крестьянство. Почти, как серп и молот. Больше Дзержинского кровушки российскому крестьянству навряд ли кто-то пустил. Продразверстка, комиссары, чекисты в тужурках с маузерами. С одной стороны, Николай Михайлович. Я за наше крестьянство. С другой стороны — давайте вернем памятник главному палачу этого крестьянства. Голосовать перестанут сельские жители за тебя.

Николай ХАРИТОНОВ: Уважаемый Николай Ильич. Вы Бориса Ефимовича поддерживаете, хаете советскую власть, но советская власть вам повесила на грудь золотую звезду героя соцтруда.

— Но заработал я ее сам. Работали — вам бы повесили тоже.

Николай ХАРИТОНОВ: Второе: хотел бы для молодых людей, которые плоховато, наверняка, знают историю... в Тамбовской губернии подавил восстание недовольство крестьян, самовольно химическим оружием Тухачевский.

Борис НЕМЦОВ: С Петерсом вместе.

Николай ХАРИТОНОВ: И за это был наказан. Как раз, Феликс Эдмундович в спорах с оппозицией типа Троцкого, Каменев и другие, которые спорили со Сталиным, Лениным, он, как раз защищал крестьян и говорил: если вы будете продолжать обижать крестьян, вы сами останетесь без штанов. Он категорически был против деспоритета. Он проводил НЭП, если вы хорошо знаете историю, новую экономическую политику, рыночные отношения, если вы так, глубоко прочтете то время.

Ведущий: Он еще и предал идеи коммунизма.

Николай ХАРИТОНОВ: Он ничего не предавал, он восстанавливал государство. А чтобы знали вы и окружающие, откуда пошли тужурки — потому что захватили большой склад обмундирования Антанты. Кожаные тужурки одевали — молодежь, которая служила в органах ЧК и милиции, почему, потому что сложно было с мылом, с помывом, с баней, а на коже заводилась вша, чтобы знали вы. Вот почему тужурки.

Ведущий: То есть, мыться не любили.

— Заполев Михаил Михайлович, депутат Государственной Думы, фракция КПРФ, Алтайский край. Борис Ефимович, ничего нового нет в ваших рассуждениях, 5 лет назад, 10 вы говорили то же самое. Я с вами соглашусь. Было, стреляли, ставили к стенке. Кого, за что. Об этом вы молчите. Так вот, для одних Феликс Эдмундович — людей и террорист, а для других — защитник и рыцарь. Не трудно понять, не много ума надо иметь, чтобы понять — зло он делал вынужденно меньшинству во имя добра большинству, а сегодняшняя власть как раз, все делает наоборот — зло большинству во имя добра меньшинству. Поэтому вам вопрос такой. Вот, как вы оцениваете, и вы знаете, если вы в архивах читали. 600 тысяч с 18-го по 40-й год на тот свет отправлено с помощью Дзержинского, Ягоды, Ежова и прочее. Сегодня ежегодно 800 тысяч отправляются на тот счет. Это рук кого? не современных ли палачей, не вас ли и вам подобных это делается?

Ведущий: Надо отметить, что, конечно да, но надо отметить, что к подобным Немцову относитесь вы все, как депутаты Госдумы и политики. Поэтому, уж давайте, когда вы говорите о подобных — не снимайте ответственности с себя. Вы все во власти много лет.

— Я продолжу один вопрос. Вот, что с вами делать, которые разрушили страну, пустили по ветру весь народ, превратили в (нрзб) его. Вот, что с вами делать? С Немцовыми, с Гайдарами, с Чубайсами, что делать?

Борис НЕМЦОВ: Здесь сидит много молодых людей, и они, действительно, были совсем маленькими, когда распалась великая страна. Я им напомню, потому что вам напоминать бесполезно, вы не воспринимаете ничего. Я им напомню, что Советский Союз развалился под руководством вашей коммунистической партии. Вы его развалили тем, что вы не могли обеспечить страну продовольствием, тем, что вы создали тотальные дефицит, тем, что вы превратили страну в банкрота. А потом мы, для того чтобы ее из реанимации вытащить, проводили тяжелые и болезненные реформы, которые, конечно, были очень тяжелы для нашего народа. Второе. Ни од из нас не посмел мухи обидеть и дать указание кого-то там убить или расстрелять. А ваши люди, которыми вы так восторгаетесь: Сталин, Берия Ежов, Дзержинский — давали указания убивать лучших людей. Я вам могу сказать: чем провинился архиепископ Вениамин, которому Дзержинский выколол глаза.

— 800 тысяч ежегодно.

Борис НЕМЦОВ: Это люди умирают от алкоголизма. Пьете много, больше за здоровьем своим следите. Вы полили страну так, что ваш первый секретарь Горбачев был вынужден (нрзб).

Ведущий: Вы говорите о естественной убыли населения и о расстрелянных. Тогда говорите о естественной убыли населения. Это страшный показатель, который, действительно, существует в России, когда у нас, объективно говоря, рождаемость падает, смертность растет. Только здесь еще море фактов. Но вы все под себя подламываете. Тому есть причины, одна из них. Коммунистическая партия потеряла свою идеологию, и сначала расстреляв попов, теперь ходит с хоругвями в крестный ход, и крестятся так, что синяки (нрзб).

— Дорогой Владимир. Вот, эти ребята хлопают, но они, при них, может, мы не доживем, но они восстановят памятник Дзержинскому, и будут учиться у него, как нужно работать.

Ведущий: Как расстреливать. И вот тогда великая Россия исчезнет навсегда, потому что вы расстреляете последних людей, способных в стране думать.

Борис НЕМЦОВ: Убыль населения началась в 87-м году, когда вы у власти были.

— С 92-го года — не жонглируйте цифрами.

— Мариэтта Чудакова, профессор литературного института, Москва. Вот, Николай Михайлович Харитонов, как я узнала вчера из Интернета, родился в селе Резино Новосибирской области. Скажите, пожалуйста, вас в Думу кто избирал, новосибирцы или кто-то другие?

Николай ХАРИТОНОВ: Новосибирская область 5 раз по одномандатному округу.

— Понятно. Вот, я сейчас ехала осенью на машине от Владивостока до Москвы, в течение месяца, и вашу область всю проехала, останавливаясь в библиотеках, школах, проводя викторины, книги раздавая. Книг не хватает остро, не хватало всегда. В школах, извините, сортиров нет. Они на улице. При большевиках это было сделано, не сейчас, как вы понимаете, никто не разрушал теплые туалеты, простуживаются на всю жизнь. Масса всего. И вот, я все думала, едучи, а почему же вы, избранный новосибирцами, все заботитесь, как мой родной город обустроить, Москву.

Николай ХАРИТОНОВ: Мой избирательный округ — 22 сельских района и 3 города областного подчинения. Вы, по большому счета, назовите мне адрес. Вы говорите какую-то ерунду. Я вам скажу, что те либеральные реформы, которые начинал Борис Ефимович, Николай Ильич поддерживал вместе с Гайдаром, привели к тому, что сегодня в школах и художественная литература обносилась, и учебники за деньги покупают родители, и многое другое. Когда вместе с Гайдаром грохнули 820 миллиардов вкладов населения и до сих пор не вернули. Есть туалеты, и я вам назову многие школы, нормально ребята живут.

— Скажите, вы к Дмитрию Сергеевичу Лихачеву, академику, хорошо относитесь, к памяти его?

Николай ХАРИТОНОВ: К его трудам, как к человеку, как к личности, как гражданин.

— Вот, он пишет в своих воспоминаниях, поэтому я вам процитирую: Одна из целей моих воспоминаний — развеять миф о том, что наиболее жестокое время репрессий наступило только в 36—37-м годах. Я думаю, что в будущем статистика арестов и расстрелов покажет, что волны арестов, казней и высылок надвинулись уже с начала 18-го года, еще до официального объявления осенью этого года красного террора. Открыв форточки в своей квартире на Ластинской улице, мы ночами в 18—19-х годах могли слышать беспорядочные выстрелы и короткие пулеметные очереди в стороне Петропавловской крепости. Это расстреливали людей, которые только принадлежали к тому сословию, дворянскому, которые, Дзержинский говорил, могут быть в дальнейшем нам враждебны. Вот, вы в Москве давно уже живете, как я понимаю, больше в Москве, чем в Новосибирской области.

Николай ХАРИТОНОВ: Ошибаетесь. Если бы жил больше, 5 раз бы не избирали.

— Что же вы в городе, о котором вы так заботитесь, хотите украсить его площади, что же вы так плохо к москвичам относитесь. То есть, положим, вам...

Ведущий: Я думаю, вопрос понятен.

— Я вам обещаю, что вам этого не удастся. А вот, вы точно знаете, что часть значительная москвичей никогда не простит того, что в их городе стоит человек, который расстреливал, вел расстрел заложников невинных.

Николай ХАРИТОНОВ: Большая часть москвичей с удовольствием, удовлетворением встретили тогда, когда на Лубянской площади восстановили этот памятник.

— Часть.

Николай ХАРИТОНОВ: А почему памятник в Москве. Москва, если для вас нет, то для меня — столица нашей родины. Я уважаю и люблю своих избирателей, свою родную Новосибирскую область. Сибирь всегда помогала Москве. И в 41-м году, и под Сталинградом, поэтому вы глубоко ошибаетесь...

— Объявляется перерыв.

Ведущий: ... вы глубоко ошибаетесь, говоря...

Николай ХАРИТОНОВ: ... говоря о том, что я подыгрываю москвичам, забывая о своем округе. Я думаю о Родине.

Марина ШАПОВАЛОВА, литератор: Я с удовольствием услышала хотя бы какие-нибудь аргументы за установку памятника Дзержинскому, но совершенно очевидно, что даже секунданты господину Харитонову не помогли. Я не слышу, зачем нужен памятник человеку, который совершенно точно вызовет в обществе какое-то противодействие.

Игорь ИВАОВ, страховщик: Я с вами соглашусь. Очень точно помогала Немцову его команда секундантов, и подметили они очень верно. Это реально некая провокация, которая вызовет разлад в нашем обществе, приведет к конфликтам, схваткам, дракам, какому-то противостоянию. Это опасная идея, и я думаю, что этот раунд, все-таки, Немцов вместе с своими секундантами, выиграл.

Галина ЕРШОВА, историк: Мне кажется, что и в этом раунде, как и в предыдущем раунде, ситуация не изменилась. Я не отдаю предпочтение ни одному из собеседников, поскольку вся дискуссия ведется на уровне: «А ты за красных или за белых», и весь этот набор аргументов, которые уже навязли на субах, выдаются по новой и новой.

Олег ФОМИН, режиссер: Все принадлежат к каким-то политическим партиям, перешли уже на какой-то такой политический диалог, хотя, на мой взгляд, Борис Ефимович все равно ближе к теме. Мне, как зрителю, интересно было смотреть, потому что здесь наконец-то появились эмоции, началась схватка, и надо ждать от третьего раунда, я думаю, чьей-то окончательной победы, поэтому, я тоже отдаю, пока ничья, на мой взгляд.

— Напоминаю, что победителем будет признан тот участник дуэли, за которого проголосует больше телезрителей.

— Харитонов Николай Михайлович. Родился 30-го октября 1948-го года в Новосибирской области, окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт и академию народного хозяйства при правительстве РФ. Работал агрономом, был директоров совхоза. С 93-го депутат Государственной Думы. Первый заместитель председателя комитета по аграрным вопросам, член фракции КПРФ. В 2004-м года баллотировался на пост президента России, кандидат экономических наук, полковник госбезопасности в запасе. Любит охоту, увлекается футболом и биатлоном. Женат, имеет 4-х дочерей и трех внуков.

Ведущий: Почти 20 лет Франсуа Жен Видок был начальником тайной полиции Парижа. Во времена Пушкина его имя было в России синонимом доносчика и шпиона. Во Франции он и по сей день почитается, как основоположник сыскной науки. В молодые годы ему довелось играть на сцене и служить в армии, воровать и быть каторжником, заводить многочисленные романы. Более 15 раз он участвовал в дуэлях, не раз был ранен сам и убил двоих. До конца своих дней он жил, не зная страха. В предсмертном бреду он шептал, что мог бы стать Клебером или Мюратом, но слишком любил женщин и дуэли.

— В третьей завершающей схватке дуэлянтом предстоит отвечать на вопросы Владимира Соловьева. Схватка третья.

Страница 1 2 3

Все материалы раздела «Пресса»



Реклама

Календарь
  • Понедельник
  • Вторник
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Среда
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Четверг
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
    23:20
    «Поединок». Телеканал «Россия 1»
  • Пятница
  • Суббота
  • Воскресенье
    23:30
    «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Телеканал «Россия 1»
Проведение мероприятий