Соловьёв ТВ

Борис НЕМЦОВ: Зачем памятник террористу и палачу в центре Москвы?

Страница 1 2 3

Телеканал «НТВ», К БАРЬЕРУ! 25.01.2007, 22:45

Ведущий Соловьев Владимир

Ведущий: Памятники — не просто безмолвные символы времени. Как выяснилось, они имеют огромную власть над людьми и особенно — над политиками. В Эстонии хотят раз и навсегда покончить со всем, что напоминает о советской эпохе, даже с памятником воинам освободителям. В России периодически поднимается вопрос о реставрации знаков того времени и возвращению монумента Феликса Дзержинского на Лубянскую площадь.

— Добрый вечер. В прямом эфире ток-шоу Владимира Соловьева «К барьеру».

Борис НЕМЦОВ: Дзержинский — душегуб и палач. На его совести гибель огромного количества наших соотечественников: писателей, поэтов, священников, крестьян, рабочих. Я вызываю Харитонова на эту дуэль, чтобы он мне ответил — зачем памятник террористу и палачу в центре Москвы.

Николай ХАРИТОНОВ: Я принимаю вызов Бориса Немцова и продолжаю настаивать на восстановлении памятника на Лубянской площади Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому, необходимо наведение порядка в России. Размах преступности, детской беспризорности, взяточничества у чиновников достиг небывалого размаха. С этим необходимо покончить раз и навсегда.

— На площадку вызывается Борис Немцов. На площадку вызывается Николай Харитонов. Господа, Владимир Соловьев.

Ведущий: Уважаемые господа, вы готовы к дуэли? Прошу сходиться, а железного Феликса, я думаю можно попросить остаться. Позвольте представить наших судей. Режиссер и актер, Олег Фомин, историк Галина Ершова, литератор Марина Шаповалова и страховщик Игорь Иванов. Я убежден, что некие собственные точки зрения на сегодняшнюю тему, которую мы будем обсуждать, но их задача — попытаться объективно и беспристрастно оценить ваше ораторское мастерство. А о том, как проголосуют наши телезрители, которые и есть основные судьи — мы узнаем в самом конце передачи.

— Если вы голосуете за Бориса Немцова — звоните 995-81-01. Если за Николая Харитонова — 995-81-02. Проголосовать также можно, послав СМС-сообщение на номер 3344 с кодом участника. Схватка первая.

Ведущий: Вам бросили вызов, вам право первого вопроса.

Николай ХАРИТОНОВ: С моим другом в сельской глубинке Анатолий Бондарев, мы написали стихи: «Мы с прошлым расстаемся безмятежно, безжалостно сжигаем памяти мосты. Дела отцов мы кинули небрежно в пучину лжи обманутой толпы. Покорно мы иудам позволяем глумиться над историей страны. Послушно все приказы выполняем князьков и слуг, отродья сатаны. В бесстыдстве растеряли свои нравы, а души за копейки продаем. Живем не ради подвига и славы, чего же ради мы тогда живем. Мы с прошлым расставались не по мысли. Надеялись на лучшее житье. А оказалось, что смертельный выстрел мы сделали в грядущее свое». Это, как бы, прелюдия.

Ведущий: Вопрос задавать будете или поэтической строкой считаете, что сразили Немцова наповал.

Николай ХАРИТОНОВ: Во-первых, Борис Ефимович, видимо, очень рад... Феликс Эдмундович, выполненный в далекой Армении, на день рождения, однажды, на заседание в Государственной Думе, фракция «Союза правых сил» мне ее преподнесли.

Ведущий: И вы так его всюду с собой и носите.

Николай ХАРИТОНОВ: Он у меня в кабинете, кстати, стоит, и люди достаточно патриотического настроя постоянно приходя, желают фотографироваться, прекрасно понимая, что сегодня Лубянская площадь выглядит даже бедноватой.

Ведущий: Понятно. Ваш вопрос Борису Ефимовичу как звучит?

Николай ХАРИТОНОВ: Почему категорически Борис Ефимович против.

Борис НЕМЦОВ: Мы с Николаем Михайловичем уже очень много лет обсуждаем эту тему. Я считаю, что Россия обязана знать, кто такой Дзержинский. Россия обязана знать, что Дзержинский организовал красный террор. Он — террорист. О нем Минджинский, его заместитель, а потом и глава ВЧК сказал, что Дзержинский — не только великий террорист, но и великий чекист. Это человек, который убил все высшее духовенство России, 22 иерарха русской православной церкви были им убиты. Это человек, который посадил в тюрьму патриарха Тихона, который возглавлял русскую православную церковь. Это человек, который лично дал указание убить Николая Гумилева, это человек, который уничтожил с помощью химического оружия крестьян, которых вы защищаете, в Тамбовской губернии. Он же убивал еще и рабочих в Астрахани и в Саратове. Он по локоть в крови, он по шею в крови, этот человек. Как палачу и душегубу можно ставить памятник? Я вам все это уже тысячу раз объяснял, у меня есть документы из Росархива на все на это. Эти документы я предъявлял. Мы подарили вам этот памятник, чтобы вы успокоились, наконец, чтобы он у вас стоял в кабинете, что вы обнимались с ним, целовались, что хотели с ним делали, но чтобы вы идеи эти безумные не выносили на всеобщее обозрение. Надо уважать наших предков. Их память, их жизни, наконец. И еще один момент. Его семья пострадала от его же террора. Вы знаете, что когда он умер в 26-м году, потом по поводу его семьи начались репрессии. В 49-м году они были расстреляны, его близкие родственники. Он — основатель террора. Давайте сейчас Берии, Ежову поставим, Ягоде еще памятники. Этот памятник беззаконью, террору произволу. Мы — страна, страдающая от терроризма. Неужели вы считаете, что памятник террористу должен стоять на Лубянской площади?

Николай ХАРИТОНОВ: Я категорически не согласен. Я думаю, что большинство телезрителей, которые смотрят эту программу, безусловно, не согласны. 20-го декабря 1917-го года, буквально через 1,5 месяца после Великой Октябрьской Социалистической Революции Дзержинскому было поручено создать ЧК. Для чего — потому что молодую советскую власть новые чиновники всех уровней практически бойкотировали, и никакой он не палач. А как мы сегодня можем назвать руководство первого президента Российской Федерации, сегодняшнего президента Владимира Владимировича Путина, те или то подавление, которое происходит на Северном Кавказе, в частности, в Чечне. Тогда, когда мы говорим, что антитеррористические сегодня идут действия. Мы избавляемся от тех людей, которые претендуют на суверенитет Чечни, и так далее, и так далее. В том далеком году...

Ведущий: Слушал долго и внимательно, ничего не понял.

Борис НЕМЦОВ: В Чечне мы воевали с террористами. В частности, был уничтожен террорист номер 1 в России — Басаев, а Дзержинский был главным редактором журнала «Красный террор». Ежемесячно в этом журнале этот господин, товарищ, публиковал списки расстрелянных с аргументами: «Выходец из дворян», «Сочувствовал белым»...

Ведущий: То есть, это было пояснение, почему он расстрелял.

Борис НЕМЦОВ: ... «Был крепким зажиточным крестьянином, эксплуатировал других крестьян». Этот человек уничтожал Россию Неужели вы это не понимаете. Он ее уничтожал, вы хотите ему памятник поставить.

Николай ХАРИТОНОВ: Я не знаю, откуда в вас такая патологическая ненависть.

Борис НЕМЦОВ: У меня нет ненависти, у меня знания есть.

Николай ХАРИТОНОВ: Он выходец из средней семьи.

Борис НЕМЦОВ: Неправда, из дворян польских.

Николай ХАРИТОНОВ: Из Минской области...

Борис НЕМЦОВ: Вы что, шутите, что ли? Он поляк. Хотел быть католическим священником. Из дворян польских.

Николай ХАРИТОНОВ: ... Млечина, я думаю, что подозревать никто не будет в близости к патриотическому движению, коммунистам и так далее. Вот, его книга у моих помощников находится, где Млечин четко пишет: «Из бедной скромной, среднего достатка семьи». 8 детей, в Минской области рожден. 30 августа 1877-го.

Ведущий: Он из дворян, при всем уважении к Млечину, он может придумывать все, что угодно. Но, при этом, если человек из дворян — он из дворян. Можно назвать его из бедной... а вы знаете, в царской семье было тоже много детей. Из бедной, скромной царской семьи.

Борис НЕМЦОВ: Я вам хочу одну вещь сказать про него. Дзержинский хотел стать католическим священником. Это известно.

Ведущий: Кстати сказать, как многие революционеры.

Борис НЕМЦОВ: Это первое. Второе — он будучи поляком, был воспитан на ненависти к России, чтобы было понятно, и он говорил: «Дайте мне шапку-невидимку, чтобы я убил этих москалей». Он это говорил в детстве. Кстати, когда он подписывал приказы о расстреле русских православных священников, то ему принесли на подпись список «расстрелять» католических священников. Он сказать: «Католических оставить. Будем только русских расстреливать». Это все известно — Росархив смотрите.

Николай ХАРИТОНОВ: Борис Ефимович. Если вы с таким подходом говорите о людях, которые стояли и истоков советской власти, я не удивляюсь, почему вас выперли из Белоруссии, и сегодня президент...

Борис НЕМЦОВ: Потому что там Дзержинский жил.

Николай ХАРИТОНОВ: президент Соединенных Штатов Америки на демократизацию Белоруссии выделяет 27 миллионов долларов, вам выделяет...

Борис НЕМЦОВ: Где деньги, дайте...

Ведущий: Почему ему выделяют, раз его в Белоруссию не пускают?

Николай ХАРИТОНОВ: Правильно делают, что не пускают.

Ведущий: Какой смысл давать ему 27 миллионов долларов, если он их не сможет потратить в Белоруссии?

Николай ХАРИТОНОВ: Таким людям, как Немцов, чтобы демократизацию проводили в Белоруссии. Кстати, он рожден в Белоруссии.

Борис НЕМЦОВ: Лукашенко тоже ненавидит Россию, тоже грабит ее.

Николай ХАРИТОНОВ: Это вы ненавидите Лукашенко.

Борис НЕМЦОВ: Лукашенко тоже грабит Россию, живет за счет России, бесплатно газ получал, нефть.

Ведущий: Белоруссию любят все, это теперь модно. Но можно, все-таки, разобраться с памятником Дзержинского, а то у вас какое-то скольжение сознания. Я уже не понял.

Николай ХАРИТОНОВ: Это символ борьбы с коррупцией...

Ведущий: Символ борьбы — понял.

Борис НЕМЦОВ: Можно вопрос... что такое коррупция. Это когда чиновник берет взятку или ворует деньги из бюджета, правильно? Как известно, Дзержинский работал в большевистском правительстве. Назовите мне хоть одного чиновника большевистского правительства, которого бы Дзержинский репрессировал. Одного коррупционера: Ленин, Троцкий, Бухарин, Рыков, Сталин... это чушь полная. Он боролся с политической оппозицией.

Ведущий: Я понял. Он (нрзб) коррупцию в патриархии.

Борис НЕМЦОВ: Кого он посадил из коррупционеров.

Николай ХАРИТОНОВ: Если говорить о той оппозиции, в то время Сталину, Ленину оппозиция в лице Каменева, Троцкого была.

Борис НЕМЦОВ: Кого посадил за коррупцию — скажите, вот этот человек.

Николай ХАРИТОНОВ: А вот, вспомните историю.

Ведущий: Вспомнили — ни одного.

Борис НЕМЦОВ: Кого посадил, ответьте.

Николай ХАРИТОНОВ: Бездомных отмыли... с преступностью разобрались, с террором разобрались.

Борис НЕМЦОВ: Вы сказали, с коррупцией.

Николай ХАРИТОНОВ: Он ушел из жизни в 26-м году.

Ведущий: То есть, коррупцию уже не трогаем. То есть, коррупция и Дзержинский — не близнецы-братья.

Борис НЕМЦОВ: Абсолютно. Он не занимался коррупцией.

Николай ХАРИТОНОВ: Я вам еще говорю: 20-го декабря 17-го года было поручено создать ЧК, потому что молодую советскую власть чиновники, в основном, царского происхождения не признавали, молодую советскую республику.

Ведущий: Откуда чиновники взялись?

Николай ХАРИТОНОВ: Антанта, в том числе, в 18-м году.

Ведущий: Антанта нам чиновников не давала. Давайте, все-таки, историю. Пришел матросик, разогнал учредительное собрание.

Николай ХАРИТОНОВ: Вы там не были.

Ведущий: Что, вас там не было разве? Если верить Жириновскому, все депутаты Госдумы в 17-го году где-то были поблизости. Меня там точно не было. Исторические факты свидетельствуют. Сначала временное правительство разогнали, чиновников любого уровня разогнали, их не пускали, поэтому с кем было бороться. Правильно говорит Немцов...

Борис НЕМЦОВ: Там было большевистское правительство. Он был членом этого большевистского правительства, у него была самая грязная работа — убивать людей, и он боролся с политической оппозицией. Он убивал всех, кто не согласен с большевиками. Теперь, по поводу беспризорников. После того, как убив много людей, порядочных, действительно, дети остались сиротами. Это он их убил, и тогда ему поручили временно, всего на год заняться беспризорниками. Он их загонял в детские концентрационные лагеря, и с помощью террора...

Ведущий: Здесь должен разочаровать... к сожалению — доказательно. К большому сожалению.

Борис НЕМЦОВ: Вы с 97-го года собираетесь восстановить памятник Дзержинскому, и с 97-го года мы тоже этим вопросом занимались. Мы занимались не так, как вы, а мо садились и в Росархиве изучали документы. Где его рукой, Дзержинского, написано: расстрелять, враг советской страны, расстрелять. И он, главный редактор журнала «Красный террор», где списки расстрелянных есть. Я предлагаю следующее: «Давайте опубликуем эти материалы, давайте проведем плебисцит в городе Москве по этому поводу и объясним людям, кто он такой. Давайте референдум проведем».

Николай ХАРИТОНОВ: Мы сегодня генералов достаем из могил, с Китайской Народной Республики везем в Москву, мы сегодня восстанавливаем белым генералам памятники в Иркутске, а этот скромный человек, шинель, гимнастерка, больше нет ничего.

Ведущий: Это у памятника больше ничего нет.

Николай ХАРИТОНОВ: У него ничего не было.

Борис НЕМЦОВ: Это правда. Дзержинский был фанатиком и аскетом. Он действительно, ничего, я думаю, не воровал, не брал и так далее. Но многие убийцы и палачи, между прочим, тоже были честными людьми. Мы что им памятники должны ставить.

Ведущий: Не честными, аскетичными.

Борис НЕМЦОВ: Кстати, Гитлер никогда в коррупции не был замешан.

Николай ХАРИТОНОВ: Ну, если вы сравниваете Гитлера с Дзержинским.

Борис НЕМЦОВ: А разница, я могу сказать, между ними какая. Гитлер старался убивать не свой народ, а этот господин убивал свой.

Николай ХАРИТОНОВ: Я вам рекомендую. У него призыв-то, вы же знаете: чистые руки, холодная голова и...

Борис НЕМЦОВ: Я слышал. И с этим призывом он по локоть в крови убивал людей.

Николай ХАРИТОНОВ: Сегодня зайдите в кабинет любого, даже районного начальника внутренних дел. Портретик...

Ведущий: Вот, это правильно.

Николай ХАРИТОНОВ: Феликс Эдмундович либо висит на стене, либо...

Борис НЕМЦОВ: А Путин где висит?

Николай ХАРИТОНОВ: А Путина сегодня рекомендуют, как президента.

Борис НЕМЦОВ: То есть, они рядом висят. Я понял.

Ведущий: Путина, когда проверка пришла, а Дзержинский — это для души.

Борис НЕМЦОВ: Дело в том, что наш народ страдает от беззаконья, от произвола, от отсутствия каких бы то ни было защитных механизмов, знаете почему? Потому что висят портреты Дзержинского в правоохранительной системе. Этот человек — символ беззаконья, неужели не ясно. До него ЧК выполняло прокурорские функции, дознание, суды они были и адвокаты в одном лице. Более того, он давал указание — следователь, который предлагает расстрелять — лично должен расстреливать. Вы это хотите возродить в России.

Николай ХАРИТОНОВ: Нам легко сегодня рассуждать в теплом здании, в костюмчиках, чистенькими, что он взял после царя.

Ведущий: А что он взял после царя?

Николай ХАРИТОНОВ: Разваленную.

Ведущий: Кем?

Николай ХАРИТОНОВ: Царским режимом, погрязшую в войне.

Ведущий: До уровня 13-го года еще в 80-м сравнивали.

Николай ХАРИТОНОВ: Власть валялась на улице.

Ведущий: Они же ее и положили на улицу.

Николай ХАРИТОНОВ: Большевики, надо сказать историческое спасибо, забрали, подняли страну. Благодаря этому мы с вами родились.

Ведущий: Так они же ее... насчет мы с вами. Благодаря им многие из нас с вами не родились.

Николай ХАРИТОНОВ: А если бы Гитлер пришел в 45-м мы бы не родились.

Борис НЕМЦОВ: Послушайте, Николай Михайлович, то, что наша страна победила в войне с фашизмом — это, конечно, делает нашей стране такую честь. Это память навеки.

Ведущий: Только это не благодаря а вопреки.

Борис НЕМЦОВ: Я вам могу так сказать, что наша страна не отдала бы такие жертвы во время войны — 26 миллионов погибших, если бы не эти товарищи, которые убили лучших сынов России. Неужели вы этого не понимаете. Они их убили, Гитлер к Москве подошел после этого. А во время Первой Мировой Войны, о которой вы сейчас вспомнили, близко их не подпускали к Москве. Тоже немцы.

Страница 1 2 3

Все материалы раздела «Пресса»



Реклама

Календарь
  • Понедельник
  • Вторник
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Среда
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Четверг
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
    23:20
    «Поединок». Телеканал «Россия 1»
  • Пятница
  • Суббота
  • Воскресенье
    23:30
    «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Телеканал «Россия 1»
Проведение мероприятий