Соловьёв ТВ

Владимир Соловьев: «Если в Израиле начнется война, сразу туда поеду», молодежный еженедельник «Москва-Гилель», № 5, 2004

Бизнесмен, русский сионист и еврей-патриот Владимир Соловьев — одно из самых узнаваемых и популярных лиц телеэкрана. Самый реактивный из бомбардиров российского телевидения побывал в незнакомой для него роли. Он не задавал вопросы, а отвечал на них — за чашкой кофе с корреспондентом МГ в одном из московских ресторанов.

— Сегодня вы один из самых известных и популярных людей на нашем радио и телевидении. Как и когда вас, закончившего Институт стали и сплавов, занесло в радиоэфир и на телеэкран?

— На телевидение я пришел в 1999 году сразу с двумя проектами. Первый — «Страсти по Соловьеву» на канале ТНТ, а второй — программа «Процесс», которую я вел вместе с Александром Гордоном. А началось все с радиостанции «Серебряный дождь», куда меня пригласила одна девушка, работавшая когда-то в моем агентстве по трудоустройству. Я ее уволил, она ушла работать на радио и, вспомнив про мое хорошее знание английского, пригласила вести программу «Английский с улыбкой». Руководству радиостанции понравилось, как я держусь в эфире, и мне предложили работать на радио. Для меня это не было способом зарабатывать, потому что тогда я активно занимался бизнесом и очень неплохо себя чувствовал, в финансовом отношении. Да и сегодня продолжаю быть активным человеком в деловой сфере, что и позволяет быть независимым журналистом. Бизнесом я начал заниматься в 1990 году в США, потом у меня были и собственные небольшие заводы. Но олигархом не был, совесть не позволяет.

— Вам быть независимым журналистом позволяет материальный достаток. А что, на ваш взгляд, сегодня происходит со свободой слова в России?

— Да, степень моего достатка намного выше, чем, к сожалению, у большинства российских граждан. Ведь я пришел в журналистику, будучи весьма успешным бизнесменом. Но здесь для меня самым главным является то, что я не боюсь потерять эфир. Если меня по каким-то причинам не будет в эфире, то жизнь на этом не закончится, и на хлеб с маслом я заработаю другими способами. Не понимаю тех, кто заявляет, что ради эфира готов на все. А со свободой слова в России ничего особенного не происходит, это вечные стоны. Последние лет 15 мы говорим о том, что надо построить гражданское общество. Но оно все никак не строится в связи с отсутствием граждан. Свободы слова нет в России в связи с отсутствием свободных людей. Журналисты сами всего боятся, на них в последнее время даже цыкать не надо. Проблема заключается в том, что последние несколько лет они сами пытаются угадать и нащупать «линию партии». Если ты в душе раб, то им и останешься. Мне никто ни разу не говорил, что надо или не надо говорить или ставить в эфир. И не надо ставить знак равенства между свободой слова и распущенностью.

— В сентябре прошлого года вы были ведущим на праздновании Рош а-Шана, устроенном для московского бомонда Российским еврейским конгрессом. Какой вы видите еврейскую общину в современной России?

— Прежде всего, евреям надо перестать друг с другом ссориться. Давно уже сложилась традиционная ситуация с двумя синагогами на одного еврея. В первую хожу, а во вторую — ни ногой. Надоело то, что еврейских обществ и организаций гораздо больше, чем самих евреев. Сегодня количество синагог в России равно количеству верующих евреев. Большинство наших братьев по крови либо вообще люди не верующие, либо случайно верующие. Стало нормой, когда два еврея объединяются в еврейскую организацию, чтобы бороться с другой подобной организацией, и при этом они пытаются найти третьего, который будет их спонсором. Но поскольку количество богатых евреев все-таки ограничено в пространстве, то к одним и тем же спонсорам приходит огромное количество конкурирующих друг с другом просителей. Это уже даже не смешно. Евреи, наконец, должны научиться жить в мире при плюрализме мнений и точек зрения. Я очень устал от разборок между Берл Лазаром и Адольфом Шаевичем. Но это не означает, что мне близки очень странные объединительные инициативы Владимира Ресина. Многие недовольно удивляются, что я в РЕКе. Да, я в РЕКе и дружу с Евгением Сатановским, и мы там занимаемся правильными делами, в том числе в области культуры.

— Еврейская жизнь в нашей стране стала легальной незадолго до распада СССР. А были ли вы погружены в еврейство в детские и юношеские годы?

— Моя еврейская жизнь началась с момента рождения, 40 лет назад. Я родился в московской интеллигентной еврейской семье. В детстве читал Шолом-Алейхема и Тору, правда, по-русски. Бабушка с дедушкой в какой-то момент перестали говорить на идише и использовали его только в тех случаях, когда ругались, чтобы моя мама не понимала, о чем идет речь. Я никогда не сходил с ума по поводу того, что я еврей и сейчас всем надаю по башке. Но если кто-то вдруг начинал говорить не то про евреев, сразу лез драться.

Во времена моей юности, выпавшие на брежневские годы, еврейская жизнь была совсем иной. Тогда юноши и девушки собирались «на горке» около Московской хоральной синагоги. Вдруг кто-то с тяжелым лицом начинал говорить о хорошем еврейском мальчике-пианисте, которого эти сволочи призвали в стройбат. В такие моменты мне казалось, что они все идиоты. А когда мы вместе собирались по праздникам, чтобы спеть «Хава Нагилу» и потанцевать, все было замечательно. А как только начинались разговоры о том, что надо срочно ехать в Израиль, мне сразу же становилось скучно. По этой причине я и не поехал, мне неинтересна сытая жизнь под пальмами. Мне нужна активная интересная деятельность и самореализация.

— Из ваших слов можно сделать вывод, что Израиль — не ваша страна. Или вы более комфортно чувствуете себя в России?

— У меня очень уважительное и оптимистичное отношение к Израилю и тем людям, которые совершают туда алию. Но это должно быть не для того, чтобы им было лучше. Если это искреннее религиозное чувство и осознание собственной ответственности, то мы говорим об осознанном выборе жизненного пути. А если это из серии «ой, так хотелось жить у моря и там дадут денег», то это не для меня. Но я никого не собираюсь осуждать, каждый сам выбирает пути и дороги в жизни. Вот если в Израиле начнется война, я сразу туда поеду, и ездил туда регулярно, когда там было очень плохо. А если, не дай Б-г, что-то произойдет здесь, то я буду воевать на стороне России. Я российский гражданин, россиянин, но еврей.

Беседовал Даниил Тунин

Все материалы раздела «Пресса»



Реклама

Календарь
  • Понедельник
  • Вторник
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Среда
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
  • Четверг
    7:00—11:00
    «Полный Контакт». Радио «Вести FM»
    23:20
    «Поединок». Телеканал «Россия 1»
  • Пятница
  • Суббота
  • Воскресенье
    23:30
    «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Телеканал «Россия 1»
Проведение мероприятий